+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Кто Может Забрать Квартиру В Частной Собственности Граждан

Кто Может Забрать Квартиру В Частной Собственности Граждан

Даже если при жизни наниматель квартиры не подавал заявления о приватизации, у родственников все же есть возможность продолжать проживание в квартире и даже приобрести ее в собственность. Основанием для этого являются положения жилищного и гражданского законодательства. Вы написали проживать 10 лет беспрепятственно, а на каком основании взломать дверь? И как платить за услуги свет,вода?

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Частная собственность странный предмет — её нужно покупать, платить за неё налоги, но при этом право на неё не является нерушимым.

Дом с участком неразделимы

Смотреть комментарии. Сергей Медведев: "Отнять и поделить", как четко сформулировал Полиграф Полиграфович Шариков почти лет назад в повести Михаила Булгакова "Собачье сердце" … Что изменилось с той поры? Как меняется отношение россиян к частной собственности? Стала ли она той окончательной бумажкой, о которой говорил профессор Преображенский? Корреспондент: Частная собственность — реальность или иллюзия?

Мы покупаем квартиру, машину, строим дачу, начинаем свой бизнес, честно платим за право владеть, но это далеко не всегда значит, что это право у нас не могут отобрать.

Мало кто задумывается о том, кому принадлежит участок земли под домом, в котором он покупает квартиру, — товариществу собственников или государству. Часто государство или муниципалитет может просто конфисковать жилье и выдать что-то взамен. Независимость частного бизнеса от государства также бывает весьма условной — проблемы с арендой земли, произвол бюрократии и бандитов.

В то же время каждый претендует на неприкосновенность своей собственности, многие настаивают на том, что собственность как институт в России существует или должна существовать. Однако не все понимают, как обезопасить себя и свое имущество от вторжения и где проходит граница между частным, публичным и государственным.

Сергей Медведев: У нас в гостях социолог Денис Волков , руководитель отдела прикладных социологических исследований " Левада-центра ", и Андрей Колесников , руководитель программы "Российская внутренняя политика и политические институты" Московского Центра Карнеги. Наши гости — соавторы брошюры под названием "Новая русская мечта: частная собственность для детей". Когда была ночь "длинных ковшей" , рушили злополучные киоски у метро.

Под прожекторами люди вывешивали в окошках этих рушимых киосков Конституцию РФ, ее статью 35, которая говорит о частной собственности. И вот эта Конституция ломалась ковшом бульдозера. Учитывая это, в России есть хоть какое-то доверие частной собственности? Андрей Колесников: А куда деваться?

Чувство собственности есть, существует формально, юридически и даже фактически, но есть и проблемы с ее защитой, неприкосновенностью и передачей по наследству. На этом этапе передачи, собственно, все и ломается.

Есть же целые бизнесы, которые касаются передачи богатыми людьми собственности по наследству. Как правило, даже богатые люди не задумываются о том, что будет их с бизнесами, как поведут себя дети с этой собственностью, как ее обезопасить и передать. Сергей Медведев: Сейчас я этим владею, но у нее нет третьего, четвертого измерения времени. Андрей Колесников: В этом и проблема. Ощущение временности этой собственности, данной на кормление….

Видимо, эти длинные циклы владения каким-то активом просто невозможны в российской истории? Денис Волков: В каком-то смысле частная собственность все-таки появилась в е годы — была оформлена и дана людям во владение. Осознание и мысли по поводу частной собственности как раз и возникают в такие моменты, когда что-то ломают, отнимают. Но если у кого-то отнимают, то это все равно не со мной, и я об этом не думаю.

О ночи "длинных ковшей" респонденты в Москве говорят: "А что? Хорошо стало, красиво". И только когда спрашиваешь: "А как поступили с бизнесменами? Нехорошо получилось". Но это возникает, уже когда мы спрашиваем, а сами по себе люди не понимают эту тему как нарушение частной собственности.

Вот квартира, машина, дача — это понятно…. Андрей Колесников: Это была личная собственность в Советском Союзе. Она стала частной — и для человека это понятно. Денис Волков: Бизнес, например, — это уже намного менее понятно. Это какой-то непонятный процесс, он не то чтобы сильно относится к частной собственности. Сергей Медведев: А юридически ведь это одно и то же. Сейчас фактически нет никакой разницы, что отнять у человека киоск, что отобрать автомобиль.

Андрей Колесников: В общем, да. Но психологически легче отобрать киоск, чем автомобиль или квартиру, хотя это тоже реализуемо. Вот эта история с двумя кварталами в Кунцево : пришла компания ПИК, а люди не знали, что, оказывается, земля под ними им не принадлежит. Люди не хотят, это эмоциональная привязанность к собственности. Квартира — не просто квартира. Она напитана жизнью поколений: мамы, папы, — любимый двор, любимая собачка выходила туда три поколения назад, дома неплохие.

Я смотрю на похожий квартал, допустим, в Берлине: никто же не сносит эти дома, не прет с экскаватором и не собирается ставить торгово-развлекательный комплекс. Это просто какая-то чума! И она пришла ровно на том, что пренебрегают правами частной собственности. А власть может достать любую бумажку и сказать, что вот это незаконно, а у нас все законно, мы все согласовали. Сергей Медведев: Вспомним фильм "Левиафан" … У меня такое ощущение, что это не советская и даже не постсоветская проблема.

Это то, что еще Маркс писал об азиатском способе производства, то, что историки сейчас называют "власть-собственность".

Это же началось не с Ельциным, не с Путиным, не с залоговыми аукционами. У меня такое ощущение, что это тянется со времен возникновения Московского государства. Вот этот общинный менталитет — кулак, мироед, чтобы у соседа корова сдохла…. Денис Волков: Столыпинские реформы все-таки заложили какие-то основы разделения этой общинной собственности.

Сергей Медведев: Вспомним полемику Толстого со Столыпиным, когда Толстой говорил, что "русский человек отвергает самую злобную, злостную, порочную форму собственности — собственность на землю". Андрей Колесников: Это то, что называется вотчинной собственностью — данной на время. Если ты при власти — у тебя есть собственность, если не при власти — она убирается. Это то, о чем говорил Дерипаска: "Ну, упала на меня эта собственность в году — я готов в любой момент отдать ее государству, когда оно попросит".

Андрей Колесников: В истории любого государства, в том числе европейских, существовала собственность такого типа, правда, это было во времена феодализма и немножко изменилось во времена капитализма. У нас эта линия как-то удивительным образом тянется и тянется. Сергей Медведев: Да, потому что в Европе на заре нового времени была очень важна эта максима: власть королю — собственность семье.

Этот развод власти и собственности состоялся — лет назад, а в России все продолжается по-прежнему…. Андрей Колесников: А вот скандальная история, которую развивал Навальный с Медведевым, — это же не частная собственность Медведева, а квазичастная.

Пока он премьер-министр, у него есть эти особняки, он перестает быть премьер-министром — у него их нет. Сергей Медведев: Как повлияли е годы на отношение россиян к частной собственности? Денис Волков: е — скорее про крупный бизнес, большую частную собственность. Отношение к крупному бизнесу плохое даже в продвинутых группах: есть ощущение, что что-то там было несправедливо роздано.

А к среднему и мелкому бизнесу отношение хорошее: люди хотели бы сами стать предпринимателями, и уж тем более — чтобы их дети стали предпринимателями. Отсюда и название брошюры — "Частная собственность для детей". Преобладает ощущение: хорошо бы, чтобы дети работали на себя, а не на дядю.

Сергей Медведев: А как люди воспринимают квартиры, которые были приватизированы в х: как дар или как свои заслуги перед государством? Денис Волков: Это уже не так важно. Есть ощущение, что "это мое". Мы видим, что люди готовы отстаивать квартиры, если видят угрозу. Здесь, правда, нужно сказать о реновации: большинство в Москве относятся к ней положительно, особенно те, кто живет в пятиэтажках, потому что хотели бы переехать, но после того, как им дадут гарантии, что они не будут переселены за МКАД.

До этого люди быстро вышли, обозначили свою позицию и, что интересно, власть это услышала, пошла навстречу и решила не обострять ситуацию.

С одной стороны, люди согласились на такой обмен, а с другой стороны, готовы отстаивать свои права, если им не нравятся его условия. Тут еще важно, как к этому относились сами чиновники. Шувалов и еще кто-то говорили, что частная собственность — это не когда я владею квартирой, а когда мне государство обменяло ее на лучшую.

Это немного странно…. Сергей Медведев: Да, это очередной пример такой государевой собственности. Фактически получается, что все эти столетия большая часть собственности в России государева, а люди — ее временные пользователи. Очень интересная связка прослеживается на всем протяжении европейской истории: собственность моментально политизируется, потому что собственник превращается в гражданина.

Это, по-моему, единственный путь превращения в гражданина — через собственность. Андрей Колесников: Да, это фундаментальное политическое право, фундамент нормального общества. И вот эта предпринимательская составляющая жизни основана на частной собственности. У нас все идет от государства, сверху: у нас огосударствленная экономика, у нас олигархи, которые готовы отдать то, что они приватизировали опять же в тесной связке с государством.

Эта несправедливость интуитивно ощущается людьми. Отсюда и вот это негативное отношение к крупной собственности и очень неплохое — к малому и среднему бизнесу, ведь человек может поставить себя на место небольшого собственника, а крупные предприятия — это что-то заоблачное и непонятное: "Это уж точно не про меня".

Андрей Колесников: Я думаю, в какой-то степени — да. Но им всегда нужно определяться: с кем они? В нынешних обстоятельствах они либо совсем ориентируются на Запад, продают здесь все, уезжают и живут там, либо, если они хотят продолжать зарабатывать деньги здесь, то, конечно, им приходится быть государевыми людьми. По сути дела, это служба, они — служивые олигархи. Денис Волков: Мы говорили с бизнесменами, не связанными с государством.

У них достаточно критическая позиция. Там речь шла о том, что государства должно быть меньше, потому что избыточное участие государства в экономике искажает рыночную конкуренцию и ставит людей, у которых есть административный ресурс, в неравное положение по отношению к остальным.

Кто Может Забрать Квартиру В Частной Собственности Граждан

Подобные ситуации вряд ли можно назвать редкостью. Ведь есть дома в деревнях, которые годами смотрят на мир выбитыми окнами и разрушаются без владельца, есть разнообразные крупные вещи, которыми много лет пользуются не те, кому они изначально принадлежали. Поэтому вопрос -как чужое может законно стать своим, касается немалого числа граждан. Итак, в районный суд Саратовской области с иском к сельской администрации и руководству бывшего колхоза обратились два человека. В своем исковом заявлении они написали, что просят признать за ними право собственности на дом в силу приобретательной давности.

Все вокруг колхозное…

Вот уже девять лет 17 декабря отмечается День работника Государственной исполнительной службы. Как известно, к услугам исполнителей приходится прибегать, когда должник не выполняет решение суда о выплате денег. Это может быть долг по зарплате предприятия перед работниками или задолженность самого работника по банковскому кредиту, по счетам за коммуналку и прочее. Тогда истец обращается в исполнительную службу, которая открывает производство в отношении должника.

О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав, см. Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

И каких еще сюрпризов можно ожидать владельцам недвижимости. Вот характерный пример.

На самом деле, и я, надеюсь, Вы со мной согласитесь, судебные приставы вовсе не жестокие и бесчувственные монстры, которые готовы забрать у должника все. Кстати, большинство должников так и считает, не пытаясь заглянуть вглубь проблемы.

Было ваше – стало наше. Как власть разрушает институт собственности

Суть возникшего конфликта проста. В Краснодарском крае некий гражданин оказался владельцем земельного участка и стоящего на нем жилого дома. Недвижимость перешла к нему по наследству. Новый хозяин по дарственной уступил дом женщине, а она оформила на дом право собственности и зарегистрировала свою недвижимость в госреестре.

Смотреть комментарии. Сергей Медведев: "Отнять и поделить", как четко сформулировал Полиграф Полиграфович Шариков почти лет назад в повести Михаила Булгакова "Собачье сердце" … Что изменилось с той поры?

За что могут отобрать квартиру?

Смотреть комментарии. Госдума России приняла в первом чтении законопроект , который упрощает процедуру изъятия земли и расширяет возможности местных органов самоуправления по всей России. Депутаты предлагают разрешить это делать для комплексного развития территории или развития застроенных территорий по решению местных властей. По сути, такие новшества ставят под вопрос существование права собственности и делают собственников жилья практически беззащитными перед волей государства. Если раньше можно было изымать земли только для государственных нужд, то с принятием этого закона можно будет забрать практически любой участок для строительства жилых домов.

Раздел II. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА

.

В качестве аргументов, почему им надо отдать дом, граждане указали спорный дом, оформлен в частную собственность на ту семью.

.

.

.

.

.

Комментарии 3
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. killrihit

    Нет понятия в законодательстве бойцовая собака!

  2. Никандр

    Та какие налоги вообще тут платить, тут нет никакого социализма тут тупо отжим денег идет у всех

  3. Мария

    И помни не Боги горшки обжигают,